Все статьи:

Сексуальная зависимость и как от неё избавиться?

Многие московские труппы носят геронтологический характер и не могут позволить себе ни мюзикл, ни сложный пластический спектакль, ни спектакль эротический. Эротика на сцене должна доставлять залу наслаждение не только чувственное, но и эстетическое. А для этого труппе необходима, как минимум, одна красивая пара – герой и героиня.

Как ни странно, молодые люди в театре быстро теряют форму. На стадии студенчества еще держатся – сцендвижение, юношеский энтузиазм, ночные репетиции, опять же маленькая стипендия, а в театре начинают уступать искушениям: пьянки, посиделки, приемы, фуршеты… Тренинг, говорят, сохранился только у Марка Захарова, да и то проводится теперь лишь два раза в неделю, и мастера его уже, естественно, не посещают. Обязаловка для молодежи. А ведь красивый актер и красивая актриса – это очень много. В кинематографе зачастую вообще все. В театре, конечно, сложнее, здесь нужен еще и талант.
Наличие красивых актеров очень многое стимулирует и в репертуаре, и в поисках режиссера. Даже художнику приятнее создавать костюмы для эффектных моделей. По – своему заводятся портные, постановочные цеха, звуковики, осветители – им интересно найти необычный свет для эротической сцены. В общем, красота – это страшная творческая сила.

Эротическая сцена в театре может вовсе не подразумевать обнажения. Театр – искусство условное. Нельзя сказать, что пример бродвейских «Hair», где впервые в режиме «здесь и сейчас» публике был показан натуральный половой акт, оказался заразительным. Русский же театр вообще раздевается с огромным скрипом. Разденешься – надо определенные действия совершать, диктуемые житейской логикой. А совершишь – получишь статью за порнографию
Конечно, проблема не в статье, а в том, что неприкрытая плоть может отвлечь зрителя от действия. Очень трудно обыграть ее так, чтобы не смущались ни актеры, ни публика и не распадалась целостность спектакля. Шокировать же зал все равно не удастся, сегодняшняя жизнь любой театральный шок переплюнет.
Посему даже перестроечная мода на женский топлесс в наших театрах потихоньку прошла. Что касается мужского «стриптиза» (торсы, разумеется, не считаем), то наиболее ярким его проявлением стал обнаженный тыл Виктора Ракова в ленкомовском «Мудреце». Каковой (тыл) остался в театральной истории не по причине собственных достоинств, хотя филейная часть Ракова играла ярко и выпукло, но прежде всего благодаря медоточивому взгляду Инны Чуриковой – Мамаевой. Взгляд этот обтекал упругие линии, словно покрывая их масляной пленкой желания. Под этой пленкой они и законсервировались в зрительском сознании. Или в подсознании… А вот Лев Донин привозил в Москву свой «Чевенгур», где голых мужских задов было выставлено штук восемь или даже девять. И никакого впечатления. От передов, впрочем, тоже. Додину, кстати, того и требовалось.

Правило театральных режиссеров: актер раздевается в спектакле ровно настолько, насколько он хочет, и только теми частями, в привлекательности коих он уверен. Насиловать никто не будет. Особенно, если ставится эротическая сцена, - тут совершенно недопустимо, чтобы мысли исполнителя отвлекались от главного и тревожно анализировали собственную фигуру. Если актер, играя любовь, испытывает какой – либо дискомфорт, это мгновенно замечается залом. Простят накладку, забытый текст, но от напряга в эротической сцене возникает невероятное неудобство в зрительном зале. Вплоть до того, что опускают глаза в проход…
Среди актеров, как и среди обычных смертных, встречаются комплексанты и пофигисты. Один превращает себя в памятник жертвам Освенцима, другой, имея нижний бюст в два раза шире плеч, готов выходить к залу в одной набедренной повязке (в минувшем сезоне этим особенно грешил чеховский МХАТ). Тело подвержено амортизации, однако не всякий хочет об этом помнить. Иному актеру ценнее всего момент релакса, когда он выпивает вечером три рюмки водки и спокойно засыпает, - поскольку после настоящего спектакля действительно может «колбасить» всю ночь. Но понятно, что такой рецепт – это безумный удар по фигуре. А кто – то, наоборот, загоняет себя – тренажеры, бассейн, диета, - до фанатизма, до патологии. Человек уже не может остановиться. Бывают случаи трагические. Молодая актриса вахтанговского театра Светлана Переладова просто умерла, сгорела…



Читать следующую статью: Сексуальные отношения в сети
Войти через: